Понедельник, 18.06.2018, 20:37
Приветствую Вас, Гость | RSS
Меню сайта
Ещё о Миссисипи
Друзья сайта
Форма входа

Brian Setzer.

Oficial Setzer's SiteБрайан Сетцер переворачивает все представления о том, как должен звучать биг-бэнд. Хорошее чутье к потребностям со-временного рынка в шоу-бизне-се, незаурядная дерзость и ли-хое рок-н-ролльное прошлое помогли ему создать самый не-обычный коллектив на совре-менной американской сцене. Разумеется, к ним надо приба-вить и чисто музыкальные та-ланты бывшего гитариста рок-группы "Stray Cats". Впрочем, с гитарой Сетцер не расстается и сейчас, ухитрившись сделать ее одним из главных солирую-щих инструментов своего биг-бэнда. Рок-гитара и свинговая духовая секция - такого еще не бывало! И в этом сочетании банд Сетцера играет и стандар-ты тридцатых, и его собствен-ные сочинения. И такой нео-свинг слушают! Слушают са-мые разные по возрасту люди, это воистину музыка для всей семьи: от дедушки до внука. А внуки еще и с удовольствием отплясывают под эту музыку. Бэнд Сетцера собирает на кон-цертах полные залы, новые диски ансамбля расходятся, как мороженое в жаркий день. Часть секретов своего успеха Сетцер раскрыл в интервью Эду Энрайту из "Down Beat", с фрагментами которого мы вас знакомим.

Э.Э.: Свинг - это шаг впе-ред или шаг назад в популяр-ной музыке?

B.C.: Я думаю, все, что нра-вится публике - это живая му-зыка, а поскольку свинг сегодня слушают, это шаг вперед. Мне кажется, многие бэнды делают ошибку, когда стремятся играть как можно ближе к некоему об-разцу. Играть точно также, как это делали 60 лет назад - это полное отсутствие воображе-ния. По-моему, здесь особенно важно вносить в музыку что-то новое. Я сделал свою гитару ос-новой звучания нашего бэнда. Думаю, еще никогда гитарист не возглавлял биг-бэнд. Уже само по себе это сделало нас уни-кальными. А наши композиции и моя манера игры только усиливают эту уникальность. Многие составы делают точные кальки старых песен и гордятся аутен-тичным звучанием. Хорошо, я тоже иногда люблю послушать, как они исполняют репертуар Луиса Джордана или Луиса При-мы, но тут нет ни на грань новиз-ны. Почерк именно данного со-става должен быть более узна-ваемым.

Э.Э.: А что дает твой нео-свинг джазу? Здесь это шаг вперед или назад?

B.C.: Я уверен, что есть джа-зовые пуристы, которые счита-ют это святотатством. Для пури-стов ты всегда недостаточно хо-рош. Но я играю для себя. Если мне удается собирать людей, которым нравится такая музы-ка, то как она может быть пло-хой? Я никогда не думал, что до-живу до времени, когда в моду войдут тромбонисты. Дети рас-тут, моему сыну уже 11, он при-ходит и рассказывает: "Знаешь, м-р Сетцер, я играю на тромбо-не в школьном оркестре и я со-бираюсь перейти в свинговый бэнд! Все наперебой приглаша-ют меня в свои составы!" Это было в моде примерно лет пять-десят назад, представляете? И сегодня это модно опять.

Э.Э.: Ты бы не мог сформу-лировать, чем тебе так нра-вятся биг-бэнды?

B.C.: В биг-бэнде я чувствую себя королем! (смеется) Биг-бэндов много, но наш играет, на-верное, самую доступную музыку. Когда я вижу на наших кон-цертах пятнадцатилетних ре-бят, пол раскаляется под их но-гами. Это музыка, это энергия. Думаю, наша музыка особенно доступна для молодых людей. Это серия из двух точных уда-ров: моя гитара и наш биг-бэнд. У аудитории просто нет шансов! (смеется) Я серьезно готовлюсь к поко-рению Европы. Мы только начи-наем пробиваться там. Я все еще жду появления новой пуб-лики и там. Мне хочется ее уви-деть. Мне бы хотелось сыграть в таком городе, как Берлин, где еще не видели ничего подобно-го. Мы бывали в Европе, но тог-да был 93-й год и они еще не бы-ли подготовлены к такому зрелищу. Сегодня они ждут его...

Э.Э.: Кто из музыкантов в биг-бэнде был с тобой с самого начала?

BSO Б.С.: Баритон-сакс Дон Ро-берте, он играл со мной с самого первого концерта. Мы зовем его Биг Дэдди. Берни Дреселл, ударник, работает со мной с первого года существования бэнда, с первых наших концерт-ных туров. Джордж МакМюллен, тромбонист. Робби Хиоки, он иг-рает на бас-тромбоне. Трубачи Кевин Нортон и Чарли Биггс уже давно работают у меня. Сегодня у нас необычайно мощная сак-софонная секция. Тим Мисика, ведущий тенорист, тоже давно играет в банде, но не с самого начала. И Рэй Херман, мой ве-дущий альтист.

Э.Э.: Приходится ли твоим духовикам больше работать на концертах, по сравнению с записями для CD или ты все-гда остаешься верен записан-ным версиям?

Б.С.: У меня много компози-ций с духовыми и я часто их ви-доизменяю. Мы играем "Let The Good Times Roll" в версии Рая Чарльза и там много соло на ду-ховых, даже в ущерб моему солированию. Я полагаю, что если это нужно для композиции, то так и должно быть. Я не верю в солирование, как в самоцель, но у меня есть альтернативные концертные версии, где у ребят есть возможность чуть шире расправить крылья...

Э.Э.: Пришлось ли изме-ниться человеку, известному как рок-вокалист и гитарист, при общении с духовиками, выросшими на джазе?

B.C.: Пришлось. Мне прихо-дилось объяснять: "Не могли бы вы сыграть на трубе, как Луис Армстронг? Вот это "уааа-аааа-аааа". А у них не получалось. Возможно, они не понимали ме-ня, возможно, частично не хоте-ли понять, частично не могли выполнить требуемое. То же бы-ло и с саксофонистами. Мне ну-жен был парень, который играл бы, как Сэм Бутера. И очень многие так сыграть не могли. Сегодня проблем уже нет. Сего-дня многие хотят играть в на-шем бэнде. Сегодня я работаю с единомышленниками. Мы оди-наково ощущаем вибрацию, а это очень важно в свинге. Мы добиваемся именно такого зву-ка, который мне нужен. Как у Сэ-ма Бутеры, у Роя Элдриджа. А иногда и настоящий рок-н-ролл. Мне кажется, постоянные кон-цертные разъезды сделали нас более похожими на рок-н-ролльную группу. Даже с учетом того, что у нас много джазовых элементов, ос-новой остается рок-н-ролл. И это трудно объяснить словами. Я не могу принудить ребят иг-рать в роковой манере, они са-ми должны это почувствовать. И это чувство вырабатывается в ходе разъездов, когда мы оказы-ваемся перед вопящей толпой зрителей. И теперь оно у них есть.

Э.Э.: CD твоего биг-бэнда поражают музыкальной отто-ченностью. Ты относишь это на счет профессионализма исполнителей или все при-шло со временем?

Б.С.: Тут не ответишь одно-значно. Уровень исполнитель-ского мастерства у нас в бэнде действительно высок. Ребята могут сыграть с кем угодно и они это делают. Думаю, Синатра в свое время с удовольствием за-получил бы Берни! Многие из моих парней играли с ведущими джазовыми мастерами. Это уже само по себе выводит бэнд на высокий уровень. Но это только одна составляющая. Кроме то-го, многие из них занимаются партитурами. Если партитура слаба, если голоса расписаны неточно, оркестр не звучит. Еще одна важная деталь - это кон-цертные туры. Тут все строится на нюансах. Ребята могут чувствовать себя чуть свободнее в соло. Они знают, когда сыграть выше, когда ниже, когда дина-мичнее. Это вырабатывается именно в живой игре, на концер-тах.

Э.Э.: Насколько велика твоя роль в аранжировках? В ка-кой мере ты полагаешься на своих коллег?

Б.С.: В этом занят весь биг-бэнд. Я читаю музыку, пишу му-зыку, и все эти партии духовых могут годами вертеться у меня в голове. Все это спрятано в ак-кордах моей гитары. Играя ги-тарное соло, я вдруг замечаю: "Черт, а ведь это звук оркестро-вой секции!" (выпевает скэтом тему) Биг-бэнд спрятан именно здесь, в этом аккорде. И тогда я усаживаюсь за работу с Марком Джонсом. Марк - непременный участник всего процесса. Он тромбонист, но еще и прекрасный аранжировщик, работаю-щий со мной с первого дня. Мы садимся и расписываем аран-жировки. 95% всей этой работы лежит на нас. Марк просто со-здан для оркестровок. После на-шей совместной работы, он пи-шет оркестровку в целом. Затем подключается Майк Влаткович, который выполняет оставшиеся 5%, шлифуя нашу работу. Я люблю знакомиться и с новыми идеями и я почти заставил Пат-рика Уильямса писать для нас. Самую первую вещь он сделал для нас, как я сейчас помню, да-же бесплатно, просто из любез-ности. Сегодня я могу себе поз-волить платить ему. Это удиви-тельный, очень сильный музы-кант.

Э.Э.: Давай поговорим о твоих любимых биг-бэндах. Когда "Down Beat" беседовал с тобой в 94-м году, ты упоми-нал бэнд Теда Джонса - Мела Льюиса, а также Гэйтмаус Брауна с его малым соста-вом.

Б.С.: Сегодня я добавил бы к ним еще один коллектив: "The NBC Tonight Show Orchestra". Наблюдая за ними, за Джонни Карсоном каждый вечер, я при-шел к этому выводу.

Э.Э.: Как ты вводишь стан-дарты в свой репертуар?

Б.С.: Многие удивляются: "А почему вы не сделаете свою версию "Mack The Knife?" Но как я могу это сделать лучше, чем Бобби Дарин? У меня может получиться только точная копия. А это, на мой взгляд, неинтерес-но. Нужна вещь, которая тебе нравится, которую биг-бэнды никогда не играли раньше, сов-сем из другого жанра. Напри-мер, "Since I Don't Have You", ти-пичная песня в стиле ду-воп (doo-wop), кто бы мог подумать, что ее можно сыграть биг-бэндом? Но мы это сделали и это уникально. Мы стремимся именно к таким находкам. Вот, скажем, "Jump Jive An' Wail". От-личная вещь, она сделала Луи-са Приму героем. Как мы пре-вратили ее в композицию для биг-бэнда? Дополнительные ак-корды, тут модуляция, тут резкое гитарное соло, тут кусочек а-капелла, здесь слэп-бас... всего шесть изменений превратили эту вещь в нечто новое. Так я подхожу к отбору старых песен. Что-то новое, что-то, чего не бы-ло раньше - так рождаются на-ши оркестровые версии.

Э.Э.: А что насчет твоих собственных сочинений? Ты пишешь специально для биг-бэнда? Думаешь ли ты о духо-вой секции, когда сочиня-ешь?

Б.С.: О духовых я при этом не думаю. Биг-бэнд работает с лю-бой моей музыкой. Например, "This Cat's On A Hot Tin Roof. Я считал ее отличным номером в стиле рокабилли. Потом я напи-сал аранжировку и подумал: как же это я не видел, что эта вещь просто нуждается в духовых? И по-старому я ее больше уже не играю. Вот так иногда бывает.

Э.Э.: А ты пробовал когда-нибудь танцевать свинг?

B.C.: Да, я умею это. Не далее как вчера вечером я обучал это-му одну девицу.

Э.Э.: На сцене?

Б.С.: Нет, она все время вер-телась вокруг и действительно хотела понять, как это танцуют свинг. Мы были в Луисвилле, Кентукки. Я сказал: "Я тебя на-учу". Она спросила: "Это так лег-ко?". Мои старики обучили меня этому искусству, когда я еще был ребенком. Но я умею танце-вать только в манере, принятой на Восточном побережье: Ист Коуст степ, линди-хоп. Если бы пришлось танцевать с девчон-кой с Запада, я бы отдавил ей ноги.

Э.Э.: Возвращаясь к твоим соло и к игре мелодическими аккордами, что ты практику-ешь очень часто - кто были твои предшественники в этом стиле?

Б.С.: Это мой любимый стиль. Многие рок-н-ролльщики поня-тия о нем не имеют. На меня по-влияли все эти старые итальян-ские ребята из Нью-Йорка: Джо Пасс, мои учителя с Лонг Айленда, Ван Моретти. У других этому не научишься. Моретти вел свою страничку в издании "20th Century Guitar". Он превращал любую вещь в нечто совсем но-вое с помощью мелодических аккордов. Меня это увлекло, я буквально впитывал его при-емы. Я сыграл как-то в такой ма-нере для жены и она сказала: "О, это очень здорово!" Чак Уэйн. В Нью-Йорке умели так иг-рать. Я был в восторге. На Лонг Айленде были джаз-клубы, куда я начал захаживать, когда под-рос. Ребята играли там именно в этой манере.

Э.Э.: А современные гита-ристы?

Б.С.: Джон Пиццарелли. Он прекрасно играет в этом стиле.

Э.Э.: Кто еще из джазовых гитаристов тебя восхищает?

BSO Б.С.: Джордж Бенсон - пре-красный гитарист. Ну и что, что он сейчас полностью сменил ре-пертуар? Вес Монтгомери? Бе-зусловно. То, что он писал на СТI, я вырос на этих записях. Сборка "Verve", где Вес со своей группой играет "Tequila". И вся эта команда... Джим Холл, Бил-ли Бауэр из Нью-Йорка. Рэй Гогарти, мой педагог по гитаре, когда я был подростком, был од-ним из лучших гитаристов, кото-рых я когда-либо слышал. Когда я проштудировал все книги Ме-ла Бэя, мой первый педагог Ген-ри Скурти, научивший меня, как читать ноты, как писать музыку, давший мне все, что он мог, по-рекомендовал другого педагога, Рэя Гогарти. Он показал мне все джазовые аккорды и все прочее. Затем, конечно, Эл Виола. Но больше меня увлекает новое поколение джазменов.

Э.Э.: А как насчет духови-ков?

Б.С-: Бутера, Прима. Элдридж. Мне надо было бы на-звать Берда и Диза, всю эту би-боповую команду. Но иногда мне тяжеловато их слушать. Хо-тя, конечно, это гениальный уровень. Я люблю Харри Джеймса. Я люблю музыкантов, которых я лучше понимаю. Я ду-маю, многие ребята, в частнос-ти молодые гитаристы, ошиба-ются, когда пытаются добиться такого звучания, как у Веса Монтгомери. Я люблю его про-сто слушать. Как гитарист, я ищу свое собственное звучание, свой тон. Полистилистика за-ставляет меня делать это. Когда играет Лестер Янг, это слышишь сразу.

Э.Э.:В 1994 году ты говорил "Down Beat", что никогда не думал, что сможешь собрать такую команду, писать аран-жировки для биг-бэнда, вы-ступать с таким составом и за-рабатывать на этом деньги. Потом ты добавил: "Осущест-вилось все, кроме последне-го".

Б.С.: Спасибо, что ты напом-нил мне это, потому что сегодня мы ушли уже очень далеко впе-ред, это настоящее достижение. Так здорово выступать каждый вечер, видеть реакцию зала, ви-деть рядом с собой на сцене 16 парней, играющих эту музыку. Ну и сегодня мы уже делаем деньги. Разными путями. Мы выступаем за приличные день-ги на мероприятиях, организуе-мых разными фирмами, это ра-зовые концерты. Когда я полу-чаю хорошие деньги, я могу больше платить своим музыкан-там. Они знают, что в турах до-ходы поменьше, потому что компьютерный концерн может себе позволить заплатить боль-ше, чем театр. Но в целом дела у нас сейчас идут хорошо.

Э.Э.: Как долго ты намерен заниматься тем, что ты сей-час делаешь?

Б.С.: До тех пор, пока это ме-ня привлекает в музыкальном отношении. Когда я почувствую, что перестал получать от этого удовольствие, - перестану. Но сначала надо дойти до этой точ-ки.

Поиск по сайту
Облако тегов
Наш опрос
Хотите ли быть нашими друзьями?
Всего ответов: 253
Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Статистика
Rambler's Top100
НАШ БАННЕР

НАШИ ДРУЗЬЯ





Польская музыка